В ТЫЛУ У ВИРУСА. ТАТЬЯНА СУШКОВА

0 0

В ТЫЛУ У ВИРУСА. ТАТЬЯНА СУШКОВА

Татьяна Сушкова, врач инфекционист Сургутской окружной клинической больницы. С раннего детства знала, что будет лечить людей! Уверена, что врач благородная, верная и правильная профессия. Окончила Тюменскую медицинскую академию. В профессии 22 года. Кстати, муж Татьяны Александровны реаниматолог-анестезиолог, а свёкр — травматолог.
«Как-то наши души, видимо, слились воедино!» — смеётся Татьяна – «Мы нашли друг друга!».

Инфекционный профиль, пожалуй, единственный в медицине, где врачи ежедневно рискуют своим здоровьем, сталкиваясь с различными вирусами и патогенными бактериями. У Татьяны Сушковой на этот счет своё мнение. Она считает, что профессия врач инфекционист — больше ответственная, чем опасная, требующая особого мышления и правильности постановки диагноза.
«Нужно всё очень чётко сопоставить и жалобы, и объективный статус, инструментальные и лабораторные исследования. Если мы правильно построим пирамиду – получим диагноз. Получим диагноз – будем знать, как правильно лечить. Всё будет замечательно, пациент будет выздоравливать!». 

За 22 года работы инфекционистом, самым сложным периодом для Татьяны Александровны оказалась работа в ковидном госпитале. Сегодня. Сейчас. «Я думаю, что со мной согласятся все, кто там работал и сейчас работает. Во-первых, это новая инфекция, которую мы ещё не знаем. Пытаемся распознать, узнать, как она ведёт себя. Мы всегда, в обычной практике, очень мобильны. Сегодня есть дистанционная сложность. Прежде, чем пойти к пациентам, нужно совершить много действий — одеться, потом раздеться правильно. А это всё неудобства и время…»

Вопрос о том, идти работать в «грязную зону» или нет, перед врачами инфекционистами не стоял. Это их профессия и прямая обязанность. Татьяна Сушкова возглавила открывшееся 8 мая 2020 года четвертое инфекционное отделение (ИО-4).
«Для меня в работе в «грязной зоне» самое сложное то, что я не знала ни одного человека, кто будет работать со мной. Не старшую медицинскую сестру, не постовых, не процедурных медицинских сестёр, не санитарок. Первые два дня был просто какой-то хаос. Разговариваешь с людьми, которых не знаешь, не знаешь — как их зовут, не знаешь — на что способен каждый из них, всё ли правильно они сделают. Приходилось бегать и всё контролировать, проверять самой. А потом, — лечение пациентов не подлежит никакой системе. Т.е. вирус настолько не предсказуем, что из четырёх человек в палате, — они настолько разные, что даже не знаешь, как к ним подойти – кто выздоравливает, у кого состояние ухудшается… Хотя лечение, примерно, одно и тоже, и поступили они примерно с одинаковым анамнезом… Невозможно отследить. Это самое сложное в «грязной зоне» — работа с незнакомым персоналом и работа с незнакомым вирусом… Вообще, когда тебя выбивает из привычной жизни, нарушается территория комфорта настолько, что у тебя голова переворачивается на 180 градусов, не понятное состояние — постоянные напряжение и максимальная собранность… Ты постоянно находишься в стрессе, который невозможно отпустить, ничего не помогает… Просыпаешься, уже как струна натянутая, идёшь в «грязную зону», где весь день наблюдаешь и стараешься тщательно оценить состояние каждого пациента, постоянно в поиске подходов к лечению каждого больного от этого непонятного вируса… Домой приходишь, — открываешь материалы и начинаешь смотреть, что, вообще, происходит в этом мире? Как его лечить? Как другие клиники лечат? Что нового появилось в лечении? Сядешь, кино посмотришь – немного отвлечёшься. Потом идёшь ложиться спать и у тебя опять всё это в голове. Постоянно думаешь о пациентах, которые не идут или плохо идут на выздоровление. Которые требуют пристального внимания. Ты с мыслями о них ложишься, просыпаешься и, опять, на работе, голова занята только ими. Не прогнозируемое заболевание. И очень психологически давит на врача то, что ты не понимаешь, как тебе его лечить.

В настоящее время под маской COVID-19 идут пациенты с менингитами, бактериальными инфекциями. О них инфекционисты, тоже, не забывают. С врачами других профилей работа обстоит, также, довольно-таки непросто.
Понимаешь, что, если ты вызываешь смежника на себя, то нужна обоснованность – надо ли его заводить в «грязную зону»? Вообще, работа с сопутствующими патологиями очень сложна…
Совестливость, максимальная ответственность и крайняя дисциплинированность каждую минуту на протяжении многих суток без перерыва и выходных, конечно, очень и очень сильно «пошатывает» общее состояние врача. Но по-другому, более поспокойнее, к этому относиться – у большинства врачей не получается.
Мне кажется, что я никогда не забуду работу в ковид-госпитале. Я не могу дождаться, когда эта пандемия закончится, если честно…Запомню это, наверное, до глубокой старости!

Татьяна Сушкова рассказывает, что работа с пациентами затягиваети даёт каждому специалисту определённый жизненный опыт. На этом фоне, персонал, который окружает, отходит на второй план. Каждый сотрудник выполняет свои функции.
Очень важна работа медицинских сестёр. Они работают в бешенном темпе. Жаль, что из медицины убрали санитарок ивместо них внедрили уборщиц. Уборщицы помыли и ушли, а вся нагрузка лежит на медицинских сестрах. Они и кормят тяжелобольных, и моют и уколы ставят, им нужно проследить, чтобы вовремя лекарства приняли пациенты… А, ещё и люлей от врачей получают, потому, что не так быстро всё это выполнили…

Спасибо администрации, что пополнили отделения инфекционного госпиталя медицинскими сёстрами. У них хоть, появилась возможность отоспаться и немного прийти в себя после смен…Врачив ковидном госпитале работают без выходных и допоздна. Остаются после смены, чтобы доделать какую-то работу: — «А она не заканчивается! Её всё больше и больше с каждым днём!» Рассказывает Татьяна Александровна.

«Семья с пониманием относится к моей работе в «грязной зоне». Дети спрашивают: — «Мама, когда же всё это закончится»? – Да я сама хотела бы знать, — когда? Если предположить, что это какая-то «испанка новая», вирус, который зашёл в нашу популяцию, то он будет долго гулять у нас, пока мы генетически к нему не «прицепимся». Не знаю… Посмотрим…
Так, что настроение – так себе. Лето прошло мимо! Ковид – не забудем! «Красную зону» — тем более!
Первое, что забудется, к сожалению, – это сотрудники. Потому, что:во-первых, их много. Больше, чем обычно. Во-вторых — мы с ними не разговариваем на отвлеченные темы, что могло бы помочь запомнить, а в-третьих, — мы за средствами индивидуальной защиты — не видим друг друга! Лишь какие-то 5 минут на планёрке перед сменой… И всё. Я иногда по телефону не узнаю голос и не понимаю, — с кем разговариваю!»

По наблюдениям Татьяны Сушковой — медицина изменилась за последние 10-15 лет. Вместе с отраслью изменились её работники. И пациенты, сейчас, несколько другие. «Нельзя говорить, что сегодня он человек, а завтра – пациент. По жизни, прежде всего, мы люди. На наш характер влияет и воспитание, и условия в которых мы живём. Раньше больше было вежливых добрых людей. Сегодня все и всё знают. Всезнайство, требовательность, напористость — это черты большинства современных людей и, конечно, многих наших пациентов.»

Каждому сейчас – интернет в помощь! Как, что и чем лечить – знают все! А некоторые пытаются врачей научить тому, что узнали из различных источников инета. Естественно, чаще всего, эти действия пациентов неуместны. Подобрать правильное лечение конкретному человеку — может только его лечащий врач.

Всем жителям округа Татьяна Александровна Сушкова желает крепкого здоровья!
А всем сотрудникам своего отделения, с которыми вместе на протяжении полугода боролись за жизнь и здоровье каждого пациента с COVID-19 – большое спасибо за труд и терпение!

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

пятнадцать − семь =