Не жди, когда скажут — «поезд уже ушел»

0 0

Не жди, когда скажут - «поезд уже ушел»

— Кроме самого города Нягань, БУ «Няганская окружная больница» обслуживает население прикрепленных территорий — это город Югорск, Советский, Березовский и Октябрьский районы. Уже много лет при работе мы стремимся к тому, чтобы соотношение пациентов из Нягани и с прикрепленных территорий, было 50 на 50. К сожалению, пандемия внесла коррективы в отработанную схему: в течение пяти месяцев прием иногородних пациентов в консультативно-диагностическом центре не велся и часть прикрепленного населения к нам попасть не смогли. Эту категорию пациентов мы заменили пациентками из Нягани, поскольку здесь гораздо легче было отследить карантинные моменты, поэтому количество принятых пациентов у нас не уменьшилось. Как мы принимали в среднем около тысячи человек, так и остались на этом уровне. Для сравнения в этом году принято было 995 человек, а в прошлом 1043, годом ранее – 997. Так что сказать, что каким-то особым образом пандемия нарушила нашу работу не могу.

— Что стало самым сложным, с чем удалось — не удалось справиться?
— В нашей больнице нет, проблем не возникло. Отделение как работало, так и продолжало оказывать помощь: УЗИ как делали, так и продолжили делать, ограничений ни по времени, ни по объёму мы не ощутили. Было грамотно «разведено» время приема, время обследования для соблюдения эпидрежима. Проблемы, в основном были у иногородних пациентов, так как если в больницах «на местах» мало специалистов, докторов, и кто-то из них ушел работать в «ковидный» госпиталь, то амбулаторные обследования у данных специалистов прекратились. Наши то пациенты обследуются амбулаторно. Такая же ситуация и с маммографией: если Рентген-диагност ушел в госпиталь (ковидный), то рентген не делается.

Например, ко мне, как к маммологу, главная задача которого выявить рак молочной железы на ранней стадии, пациенты идут после обследования и осмотра гинекологом или урологом.
Я думаю сейчас, после снятия карантинных ограничений и возобновления работы с прикрепленным населением, количество запущенных форм будет немного больше. На сегодняшний момент, а мы работаем в полном обьеме с сентября месяца, радует, что пока мой прогноз о возможных запущенных случаях не оправдывается. Пока осложнений нет.
Вообще, как маммолог, я считаю, что в плане ранней диагностики онкологических заболеваний большую роль играют гинекологи, которые должны настороженнее относиться к каждой своей пациентке и на каждом осмотре наряду с остальными обследованиями, не забывать осмотреть молочные женщины. Вообще, всегда есть заинтересованность доктора, выявившего или заподозрившего заболевание. Мы в первую очередь отстаиваем интересы пациентов: если мне в картине заболевания данного пациента что-то не нравится, я в чем-то сомневаюсь, значит я должна привлечь того специалиста, который разрешит мое сомнение, либо направить к тому, кто может это посмотреть. Так же действуют и остальные мои коллеги, в том числе и с отдаленных территорий. Телефоны есть у всех, для консультаций мы всегда доступны.

Ну и женщины сами должны настороженнее относиться к своему здоровью и не только регулярно посещать врача, но и самостоятельно осматривать, обследовать свои железы, тогда она первая заметит изменения. Кроме того, работающая женщина, естественно, регулярно проходит медсомотр. С таким организованным населением проблем особо нет, а вот не работающие женщины, которые сидят дома, — это «потерянное» население. Именно в этой группе самое большое количество запущенных форм. Это просто удивительная нелюбовь к себе. Буквально на днях была одна такая, еще довольно молодая пациентка. Она поступила на госпитализацию совсем с другим заболеванием и во время обследования были выявлены множественные метастазы буквально во всех органах. Как выяснилось – первичный очаг – молочная железа. Сегодня её (молочной железы) уже практически нет. До сих пор мне не понятно, как она могла это все спокойно переносить?

— Чем же она объясняет это?
— Она считает, что это было давно и она просто перестала обращать внимания, так как: «так было всегда». При этом её все устраивало, болезнью она это не считала. Ей ничего не мешало, поэтому к врачам не обращалась, к гинекологам не ходила…

Вообще, хочу сказать, что сегодня хорошая настороженность у молодых женщин. Они стараются следить за собой, быть молодыми и красивыми дольше, в силу чего чаще обращаются за медицинской помощью, предохраняются, регулярно наблюдаются у гинекологов. Они грамотные…, но у них есть «перекос» в другую сторону. Они чаще доверяют интернету, подсказками подруг и знакомых, вместо того, чтобы пойти обратиться к своему доктору. А вот уже с последствиями самолечения они идут к доктору. Раньше советы доктора воспринимались как догма, а теперь главным лекарем стал интернет, чаты.

— Неужели пандемия не показала, кто настоящие герои???
— Забудут. Но вообще, хочу сказать, что медицина на месте не стоит, развиваются новые технологии, появляются новые виды исследований. 30 лет назад, когда я начинала работать, если ставили «рак молочной железы», то это был, практически, приговор. Выживали единицы, даже с первой стадией женщины «уходили» мгновенно, а сейчас появились новые методы лечения, и операции проводятся совсем на другом уровне, появилось новое поколение лекарственных препаратов, появилась таргетная терапия, и женщины, даже с запущенными формами болезни имеют шанс на более длительную, полноценную, счастливую жизнь. Есть и те, кто детей после онкологии рожает. И медицина развивается дальше, так что, думаю, что когда-нибудь мы победим и эту болезнь.

Каждая женщина должна знать, что даже если она что-то обнаружила, «нащупала» — не надо паниковать. Это может быть все, что угодно, например, доброкачественная опухоль, которую нужно просто пролечить или прооперировать. В первую очередь нужно прийти и побеседовать с доктором!

Беседовала Л. Карасева

Не жди, когда скажут - «поезд уже ушел»

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × три =