ДИНАСТИЯ ВРАЧЕЙ. За кадром: о жизни и работе большой медицинской семьи

0 1

ДИНАСТИЯ ВРАЧЕЙ. За кадром: о жизни и работе большой медицинской семьи

Представляем материал студентки 4 курса кафедры журналистики Югорского государственного университета Дарьи Левченко. Будущий журналист встретилась с семьей Елены Рапгоф, заведующей отделением медицинской реабилитации ОКБ. Династия врачей — тема ее статьи. Информация вошла в очередной номер газеты ПУЛЬС №3 — совместный проект специалистов Окружной клинической больницы Ханты-Мансийска и студентов Югорского государственного университета.

Династия врачей. Обо всех вместе и каждом в отдельности

Семью Елены Рапгоф — заведующей отделением медицинской реабилитации в Окружной клинической больнице, вполне можно назвать династией врачей. Ведь мама, папа, сестра и муж выбрали благородную миссию спасать жизни людей. В семье — врач-педиатр, анестезиолог-реаниматолог, невролог, врач-терапевт, который занимается реабилитацией.

Елена Рапгоф, врач-физиотерапевт высшей категории, член союза реабилитологов России занимается реабилитацией пациентов. В ее работу много чего входит: от организационных мероприятий и развития системы реабилитации в больнице до непосредственного контакта с пациентами. Ее отделение одно из первых в округе организовало мультидисциплинарную реабилитационную бригаду (об этом чуть позже).

Тамара Овечкина, мама Елены, — отличник здравоохранения РФ, Заслуженный работник здравоохранения Югры. 20 лет Тамара Давидовна отдала службе родовспоможения и детства, работала начальником управления в департаменте здравоохранения на протяжении почти 20 лет. Сейчас она проректор по лечебной работе в Медицинской академии Ханты-Мансийска, готовит кадры для медицинских учреждений Югры.

— Мама у меня человек ответственный. Всегда переживает за всех. Когда она работала в департаменте, возглавляла непростую службу – материнства и детства, всю чужую боль пропускала через себя. Это было тяжело, даже для нас. Мы видели со стороны, как она морально уставала от всего. Но при этом, она очень активная, готова по первому зову бежать и помогать. Бывали моменты, что мы ее видели чаще по телевизору, чем дома. Постоянно в командировках была, много по округу ездила.

Папа – Павел Овечкин, главный врач скорой помощи. Абсолютно спокойный и выдержанный. Очень взвешенный и вдумчивый. Он уравновешивает наши эмоциональные характеры.

Сестра – Ольга Пузина, мягкая и добрая. Я горжусь, что она очень грамотный терапевт: пришла в реабилитацию состоявшимся врачом. Она отличница, «комсомолка». Не бросит дело, пока не закончит и выполняет все очень качественно.

Муж Елены Рапгоф Александр – невролог, приехал из Санкт-Петербурга, там учился и работал в институте Бехтерева, отработал 10 лет в службе скорой медицинской помощи. На учебе в Санкт-Петербурге Елена и Александр познакомились. Александр принял решение отправиться за Еленой в Ханты-Мансийск. Сейчас – он врач-невролог неврологического отделения окружной клиники.

— Несмотря на весь его грозный внешний вид, человек добрый и отзывчивый. Но это дома. На работе он выглядит более сурово. Он ориентирован на семью, очень любит детей.

На новогодние праздники, иногда просто на выходных вся семья собирается вместе у родителей.
— Когда мы собираемся на семейных праздниках, у нас разговоры только о работе. Все те, кто попадают в нашу семью, начинают разбираться в медицине. Супруг моей сестры – юрист разбавляет нашу компанию. Но благодаря общим посиделкам, он уже понимает практически все, его можно аккредитовать как врача, — шутит Елена Павловна.

«Один ребенок – это санаторий»


— У нас трое детей, старшему сыну сейчас 17 лет. В медицину категорически не хочет идти. Вижу, что это не его. Врачом нужно родиться. Не бывает случайных людей в профессии, они долго не задерживаются.
Младшим моим мальчикам по пять лет, они двойняшки. Я смотрю на них и понимаю, они – продолжение династии. Играют в такие же игрушки, как и я, — улыбается Елена Павловна. — Дети растут среди животных – дома две собаки и кот. Очень любят их лечить. Те — терпят спокойно.
У сестры моей тоже сын, он родился практически в один день с моими двойняшками, поэтому, можно сказать, что в нашей семье — тройняшки. Ходят в один детский сад, растут вместе с пеленок, неразлучные три друга.

С появлением двойняшек день у Елены Рапгоф был расписан по минутам. В декрет она ушла ровно на полтора года. Потом заявила мужу:
— Я не могу так надолго оставить отделение.
А он в ответ:
— А я не могу уйти в декрет, меня не поймут.
И тогда семья приняла решение: супруг стал работать неврологом по ночам на дежурствах, а днем сидел с детьми. И остальные полтора года супруги не виделись вообще.
— Мы шутим с ним всегда:
— Мы же практически друг друга еще толком и не знаем…
— Ну что ты переживаешь, познакомимся на пенсии.
Но на работе мы сталкиваемся. У нас много общих пациентов. Поэтому, когда мне говорят, как тяжело работать, один ребенок в семье, я не понимаю. Мне кажется, что один ребенок – это санаторий, можно отдыхать! — смеется Елена Павловна.

«Игрушки резались настоящими скальпелями»

— У меня отложился в памяти момент из 1989 года. Был летний день июня месяца, ничего не предвещало беды. Это был выходной, когда мы с родителями отправились отдыхать за город. В этот день произошла самая большая железнодорожная катастрофа в истории России и СССР, когда столкнулись два поезда под Уфой. Тогда погибло более 600 человек, столько же было раненых. Из них очень много было детей. Потому что один поезд ехал в Адлер, детей везли на отдых. Отец сорвался у нас в один момент, и мы его не видели дома несколько дней. Еще тогда я поняла всю серьезность катастрофы и работы врачей.
Вообще, я часто бывала у отца на работе, он был врачом-реаниматологом первой городской больницы Челябинска, и у мамы – она была врачом-педиатром. Там сидела, все происходило у меня на глазах. И разговоры дома вечером у родителей тоже в основном были о медицине. У меня не было дефицита медицинского инвентаря, все — только настоящее. Игрушки резались настоящими скальпелями, были иглы, зажимы, шовный и перевязочный материалы. Поэтому, нещадно были уничтожены 33 медведя и столько же зайцев. С пяти лет занималась врачеванием, — улыбается Елена Павловна.

Одни из первых в округе


— В год в отделении медицинской реабилитации нашей больницы проходит порядка 8 тысяч пациентов. Из них большая часть – пациенты стационара. Мы занимаемся первым этапом реабилитации – самым тяжелым: от момента начала травмы или заболевания. Потом пациенты выписываются и идут дальше на другие этапы реабилитации в больницу восстановительного лечения.
Работаем со всеми: начиная от отделения патологии новорожденных, где недоношенные маловесные детки находятся, и, заканчивая взрослыми. Все те, кто попадает в больницу и нуждается дополнительно в реабилитационных мероприятиях, получают нашу помощь.
Отделение медицинской реабилитации — одно из первых в округе организовало мультидисциплинарную реабилитационную бригаду, которая нацелена на работу в палатах интенсивной терапии. Там, где пациенты находятся на искусственной вентиляции легких, без сознания. В команде не только сотрудники нашего отделения, но и специалисты других профилей: врач-реаниматолог, невролог, логопед, психолог, реабилитологи, инструктора-методисты лечебной физкультуры, массажисты, сестры по физиотерапии и медсестры. Они отвечают за все. Мы не ждем того момента, когда пациент придет в себя или начнет дышать самостоятельно, мы стараемся ему помочь вернуться к привычному образу жизни.
Наша бригада обучена в клинике Института Мозга в городе Екатеринбурге. Сейчас мы расширяем состав бригады, планируется открытие нейрореанимации в ОКБ.
Работа тяжелая, каждый специалист нашего отделения своего рода самородок. Я за каждого переживаю. Трудности, пожалуй, как у всех — постоянная нехватка времени и рук. За день надо многое успеть. В двух словах не описать, это надо видеть. Все самые сложные случаи для меня — это дети. Сложные с моральной точки зрения. Дети никогда не являются виновниками того, что с ними произошло, от этого особенно тяжело.
Помимо самого пациента, необходимо найти время и нужные слова для родственников пациентов, которые так или иначе тоже являются активными участниками и помощниками в реабилитации. Они зачастую взволнованы, растеряны, подавлены, им также необходима поддержка и советы.
В целом я горжусь тем, что могу работать в такой мощной организации, как Окружная клиническая больница, где каждый специалист — профессионал в своём деле, где нет равнодушных, где успехи коллег радуют и воодушевляют на новые достижения. Это, как одна большая семья, где мы проводим большую часть своей жизни. За годы работы сложились тёплые отношения со многими пациентами и их семьями, мы продолжаем радоваться их успехам и после выздоровления. Это очень приятно, и ты понимаешь, что всё, что ты делаешь, делаешь правильно и не зря, — говорит Елена Павловна.

Будущие преемники

Весь 2018 год Елена Рапгоф преподавала в Ханты-Мансийской государственной медицинской академии, студенты приходили на практику в больницу. Всего год отделение смогло уделить время студентам.

— Те, кто у нас учился в 2018 году, я уверена, что они остались с правильным пониманием реабилитации. И мне очень приятно, когда я вижу своих студентов в больнице, а они мне говорят: «Мы все знаем, мы сейчас сами все будем делать». Приятно, что мы смогли заинтересовать их работой. К нам должны идти именно такие люди-альтруисты, которые будут уметь сопереживать по-настоящему, здесь не должно быть равнодушия, — заключает Елена Павловна.

ДИНАСТИЯ ВРАЧЕЙ. За кадром: о жизни и работе большой медицинской семьи

ДИНАСТИЯ ВРАЧЕЙ. За кадром: о жизни и работе большой медицинской семьи

ДИНАСТИЯ ВРАЧЕЙ. За кадром: о жизни и работе большой медицинской семьи

ДИНАСТИЯ ВРАЧЕЙ. За кадром: о жизни и работе большой медицинской семьи

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

один × 1 =